Ионизирующего излучения на организм

УДК 617.7-001.26:617.7-001.29

г.з. галеева12, с.а. рыжкин23, с.ю. Сергеева 2

1Детская республиканская клиническая больница МЗ РТ, 420138, г. Казань, Оренбургский тракт, д. 140 2Казанский государственный медицинский университет, 420012, г. Казань, ул. Бутлерова, д. 49 3Казанская государственная медицинская академия, 420012, г. Казань, ул. Бутлерова, д. 36

Воздействие ионизирующего излучения на человека и орган зрения

Галеева Гузель Закировна — кандидат медицинских наук, врач офтальмологического отделения, ассистент кафедры офтальмологии, тел. (843) 237-30-19, e-mail: guzel-@list.ru

рыжкин Сергей Александрович — кандидат медицинских наук, доцент кафедры общей гигиены с курсом радиационной гигиены, доцент кафедры лучевой диагностики, тел. +7-927-440-49-76, e-mail: rsa777@inbox.ru

Сергеева Светлана Юрьевна — аспирант кафедры общей гигиены с курсом радиационной гигиены, тел. +7-927-413-38-98, e-mail: doctor193@yahoo.com

В статье представлены данные о механизмах повреждающего воздействия ионизирующих излучений на органы и ткани человека. Представлена информация о поглощенной, эквивалентной и эффективной дозах облучения, о взвешивающих коэффициентах для различных видов ионизирующих излучений, а также о коэффициентах радиочувствительности органов и тканей человека. Приведены статистические данные об уровнях профессионального облучения медицинских работников. В статье рассмотрен патогенез формирования лучевой катаракты, а также описана клиническая картина лучевой катаракты. Особое внимание уделено отличительным чертам, характерным для классической лучевой катаракты. Подчеркивается, что хрусталик глаза у медицинских работников является одним из критических органов при профессиональном облучении. Рассмотрены вопросы применения современных офтальмологических методов исследования, необходимых для своевременного выявления и лечения лучевой катаракты.

Ключевые слова: ионизирующее излучение, хрусталик глаза, лучевая катаракта, медицинское облучение, дозиметрия.

G.Z. GALEEVA12 , s.A. RYZHKIN23, s.Yu. sERGEEVA 2

Children’s Republican Clinical Hospital of the Ministry of Health of the Republic of Tatarstan, 140 Orenburgskiy Trakt, Kazan, Russian Federation, 420138 2Kazan State Medical University, 49 Butlerov Str., Kazan, Russian Federation, 420012 3Kazan State Medical Academy, 36 Butlerov Str., Kazan, Russian Federation, 420012

Effects of ionizing radiation on the human body and the organ of vision

Galeeva G.Z. — Cand. of Med. Sc., Doctor of the Opthalmological Unit, Assistant of the Department of Opthalmology, tel. (843) 237-30-19, e-mail: guzel-@list.ru

ryzhkin s.A. — Cand. of Med. Sc., Associate Professor of the Department of Common Hygiene with a course of radiation hygiene, Associate Professor of the Department of X-ray diagnostics, tel. +7-927-440-49-76, e-mail: rsa777@inbox.ru

sergeeva s.Yu. — post-graduate student of the Department of Common Hygiene with a course of radiation hygiene, tel. +7-927-413-38-98, e-mail: doctor193@yahoo.com

The article presents data on the mechanisms of the damaging effects of ionizing radiation on organs and tissues of a human. The information on absorbed, equivalent and effective radiation doses, on weighting coefficients for different types of ionizing radiation, as well as on coefficients radiosensitivity of organs and tissues of a human is provided. The statistical data on the levels of occupational exposure of medical stuff is present. The article describes the pathogenesis of radiation cataract formation and the clinical picture of radiation cataract. Special attention is paid to the distinctive features typical for classic radiation cata-

ract. It is emphasized that the eye lens of medical workers is one of the critical organs with occupational exposure. The problems of modern ophthalmic research methods necessary for early detection and treatment of radiation cataract are considered. Key words: ionizing radiation, lens, radiation cataract, medical exposure, dosimetry.

С момента открытия явления радиоактивности в конце XIX века человечество накопило большой опыт наблюдения за воздействием ионизирующего излучения (ИИ) на человека и живую ткань (био-ту). Интерес к биологическому воздействию ИИ резко возрос в связи с практическим использованием его для нужд человечества. Это связано не только с развитием ядерной энергетики, но и с испытанием и практическим применением ядерного оружия [1]. Масштаб наблюдения за пораженными ИИ людьми отражен в литературе, где подробно описаны наиболее важные радиационные инциденты на территории бывшего СССР. Кроме аварии на Чернобыльской АЭС к ним относятся 94 инцидента с радиоизотопными установками и источниками излучений (на промышленных гамма-установках для стерилизации медицинского оборудования или других целей), другие реакторные инциденты (в 1950-1955 годах в Челябинске), многократные инциденты на ПО «Маяк» в Челябинске, инциденты на атомных подводных лодках (один из них в бухте Чажма в 1985 году), инцидент при ядерных испытаниях на Семипалатинском полигоне в 1956 году [2].

Накопленный к настоящему времени опыт позволяет делать выводы о характере поражений организма человека ИИ. В настоящее время хорошо изучена и описана клиника лучевой болезни [3-8]. Безусловно, уровень, полнота и качество диспансеризации пострадавших от аварии значительно отличаются от обычной практики, что определяется особым социальным статусом этой группы людей.

К сожалению, в научной медицинской литературе широко не отражены основополагающие понятия об ионизирующих излучениях, поглощенной, эффективной и эквивалентной дозах, взвешивающих коэффициентах для потоков различных частиц, а также для различных органов и тканей человека, что представляет интерес для врачей различных специальностей, использующих в своей профессиональной деятельности источники ионизирующих излучений.

Ионизирующие излучения — это потоки частиц или фотонов, способных ионизировать и/или возбуждать вещество. ИИ при воздействии с нейтральными молекулами или атомами ионизируют или возбуждают их. Кроме того, ИИ нарушают кова-лентные связи, способствуя образованию свободных радикалов и изменяют структуру полимерных цепей и макромолекул. Свободные радикалы могут участвовать в цепных химических реакциях, что усугубляет воздействие ИИ на структуру живой биоткани. Наряду с вышеупомянутыми процессами взаимодействия ИИ с веществом, протекают и обратные реакции: рекомбинация атомов и молекул, восстановление полимерных цепей. Однако при восстановлении поврежденных ИИ структур могут быть образованы как первоначальные, так и новые или видоизмененные формы вещества [9]. Это является основополагающим механизмом повреждающего воздействия ИИ на органы и ткани человека.

Источники ИИ подразделяются на природные и антропогенные. Естественными источниками ради-

ационного воздействия являются космические лучи и радиоактивные вещества земной коры. К антропогенным относятся источники излучения, возникающие при испытании и применении ядерного оружия, многочисленные в настоящее время медицинские источники — рентгеновские установки, линейные ускорители, гамма-установки, протонные медицинские комплексы и радиохирургические установки для лечения онкологических заболеваний [1, 10, 11].

Характеристиками воздействия ИИ на живой организм являются дозы. Для их измерения используют единицы системы СИ (Грэй, Зиверт). В настоящее время, как в мировой практике, так и отечественных пособиях по радиационной безопасности, применяется такое понятие, как поглощенная доза, измеряемая в единицах Гр (Грэй). Под поглощенной дозой понимают энергию, переданную ИИ единице массы. Дозиметрия имеет целью определение поглощенной и эквивалентной доз, являющихся базовыми дозиметрическими показателями [9].

В течение последних десятилетий стремительно растет количество людей, подвергаюшихся воздействию различных источников ионизирующей радиации [9]. Главным источником облучения человека и биоты в современном мире является естественный радиационный фон (ЕРФ). Мнение исследователей в отношении ЕРФ в настоящее время неоднозначно. Одни считают, что все живое на земле адаптировалось к ЕРФ и он не несет негативных последствий для биоты. Позиция других совершенно обратная: ЕРФ — источник мутаций и изменений у человека и природных организмов, некоторые из которых негативны для них. Эта позиция взята за основу в разработке законодательства на международном и национальном уровне о нормировании воздействия ИИ на человека. Национальным комитетом ООН по действию атомной радиации (НКДАР ООН) установлена среднемировая доза облучения от ЕРФ, которая составляет 2,4 мЗв/год [1, 12].

Наиболее мощным и распространенным источником антропогенного излучения в современном мире являются ИИ, используемые в медицине. Интенсивность их использования непрерывно возрастает. С медицинским облучением в настоящее время связано 98% общей дозы облучения от всех антропогенных источников. При этом коллективная доза облучения населения Земли (исключая лучевую терапию) равняется 4,2 млн чел.-Зв (что на 65% выше, чем в предыдущее десятилетие, когда она составляла 1,7 млн чел.-Зв). Структура медицинского облучения в современном мире с численностью населения 6446 млн человек выглядит следующим образом: дозы облучения в рентгенодиагностиче-ских процедурах 4 млн чел.-Зв, в стоматологической рентгенологии — 11 тыс. чел.-Зв, в ядерной медицине — 202 тыс. чел.-Зв. При этом 75% дозы облучения, связанной с медицинскими источниками, формируется в развитых странах [1, 13].

Анализ мировой статистики показывает, что в настоящее время профессиональное облучение затрагивает 22,8 млн человек. Из них 13 млн человек подвергается профессиональному облучению от

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕД

естественных источников, а 9,8 млн — от антропогенных источников. Наибольший сектор лиц, подвергающихся профессиональному облучению, составляют медицинские работники (75%) [13, 14].

Следует отметить, что поглощенная доза не определяет однозначного воздействия ИИ на живую ткань. При одинаковой поглощенной дозе, то есть при одинаковой энергии, переданной единице массы живой ткани, различные излучения обладают различной эффективностью, что связано с различиями в плотности ионизации различных видов ИИ.

Однако учет типа излучения недостаточен для коррекции оценки воздействия ИИ на живой организм. Органы и ткани живого организма имеют разную чувствительность к воздействию ИИ. Чем чаще происходит деление клеток биологической ткани, тем более чувствительна она к воздействию ИИ. Поэтому при облучении тела человека введено такое понятие, как эффективная доза, которая равна сумме эквивалентных доз для каждого из органов человека, умноженных на соответствующие взвешивающие коэффициенты. Наиболее высокие взвешивающие коэффициенты у гонад (0,20), красного костного мозга, толстого кишечника, легких и желудка (по 0,12 соответственно). При воздействии ИИ на глаз человека в первую очередь поражается хрусталик с развитием в нем лучевой катаракты [9, 15].

Результаты научных исследований по этому вопросу представлены в работах [16 -24]. Наиболее хорошо изучена клиническая картина лучевого поражения глаз пациентов, подвергшихся однократному воздействию высоких доз радиации при аварии на Чернобыльской АЭС и во время различных надземных испытаний ядерного оружия [16]. Согласно многолетним наблюдениям за указанным контингентом больных при полученной однократно высокой дозы облучения (порядка 3 Гр) лучевая катаракта развивалась в отдаленный период, достигала 1-2-й степени и на протяжении многих лет оставалась стабильной и не приводила к значительному снижению зрения. В дальнейшем к указанным изменениям присоединялась сенильная катаракта, что, как правило, и приводило пациента на хирургический стол. Следует также отметить, что сенильная катаракта у данных пациентов появлялась гораздо раньше по сравнению с людьми, не подвергавшимися воздействию ИИ (в 45-51 год) [16].

При обследовании населения зараженных радиацией районов и лиц, занимавшихся аварийно-восстановительными работами, получавших длительное облечений невысокими дозами ИИ, установлено, что катарактогенным действием обладают дозы облучения порядка 250 мГр [17]. Хотя в большинстве работ не выявляется корреляционная зависимость частоты и характера патологии хрусталика от величины поглощенной дозы.

Общепризнанное суждение о том, что хрусталик является одним из критических органов при облучении, обусловливает большое внимание исследователей к его изменениям у пострадавших от аварии на ЧАЭС [24, 25]. Латентный период развития лучевой катаракты при облучении большими дозами ионизирующей радиации колеблется в больших пределах — от 2-6 месяцев до 20-35 лет. В патогенезе лучевой катаракты основная роль принадлежит прямому повреждению эпителия передней капсулы в герменативной зоне у экватора хрусталика. Однако для прогрессирования (со-

зревания) катаракты важным условием является также и непрямое действие излучения через нарушение функций цилиарного тела. Клиническая картина лучевой катаракты довольно однотипна. В ее течении выделяют несколько стадий. В начальном периоде развития лучевая катаракта сходна с другими осложненными катарактами. Многие из первых признаков (полихромная переливчатость задней субкапсулярной области, точечные и штриховидные помутнения, а также вакуоли в коре) присущи хрусталику здоровых и не подвергавшихся воздействию ионизирующей радиации людей, особенно пожилого возраста [20].

При формировании лучевой катаракты вначале становятся видимыми точечные помутнения под задней капсулой хрусталика в области его заднего полюса, чуть кпереди (также в аксиальной зоне задней коры хрусталика) развиваются вакуоли. Диаметр помутнения постепенно увеличивается и становится заметным светло-белый диск, краевая часть которого представляется оптически плотной, а центральная — выглядит относительно прозрачной. При офтальмоскопическом просвечивании помутнение напоминает кольцо («бублик») [19, 20].

При биомикроскопии в узком оптическом срезе дисковидное помутнение состоит из двух слоев, которые сливаются вдоль их края. Диск имеет плоско выпуклую форму. Задний (выпуклый) контур его идет непосредственно под задней капсулой и состоит из интенсивных сетевидных помутнений, между которыми различаются вакуоли. Более плоский передний контур диска располагается в пределах задней коры хрусталика вдоль так называемой задней линии отщепления. Развивающееся помутнение довольно четко отграничено от прозрачных отделов со стороны экватора (чем отличается от старческой катаракты) и спереди (чем отличается от других осложненных катаракт). Одновременно или чаще позднее под передней капсулой в области, соответствующей зрачку, также образуются помутнения из тонких серых линий, мелких зерен и вакуолей. Наконец, изменения в области заднего полюса начинают распространяться как кпереди, так и к экватору. Катаракта становится полной, и ее уже нельзя отличить от катаракты другой этиологии. Развитие лучевой катаракты может затормозиться или даже остановиться на любой стадии [20].

Необходимо также отметить, что нередко в формировании лучевых катаракт имеются индивидуальные отклонения. Описывают лучевые катаракты по типу ядерной или капсулярной, в области экватора хрусталика. Это заметно осложняет диагноз лучевой катаракты.

Обращает внимание тот факт, что, несмотря на то, что медицинские работники составляют 75% лиц, подвергающихся профессиональному облучению, научные исследования, касающиеся данного вопроса, единичны. Все исследователи сходятся во мнении, что катарактогенным действием обладает длительное облучение малыми дозами ИИ. Катаракта развивается постепенно, продолжительность латентного периода зависит от полученной дозы и в среднем составляет от 2 до 5 лет. Однако поглощенная доза, приводящая к развитию лучевой катаракты, не определена[19].

Многие исследователи сходятся во мнении, что воздействие радиации усиливает естественные инволюционные процессы в организме. Выявление при этом «молодых макулодистрофий», «ранней пресбиопии», «ранних сенильных и пресенильных

»ИЫЕ^Ды’пЕДИАТРИик

катаракт», «раннего ангиосклероза», «омолаживания» витреальной деструкции может быть проявлением преждевременного старения, а вовсе не прямыми последствиями воздействия ИИ на орган зрения. Во многих научных трудах оспаривается факт наличия лучевых катаракт у лиц, пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС, и говорится о том, что далеко не все обнаруженные помутнения хрусталика соответствуют классической клинике лучевой катаракты [20, 24].

Таким образом, практически все исследователи сходятся во мнении, что характерными особенностями классической лучевой катаракты являются: 1) длительный латентный период; 2) четкость границ дисковидного помутнения у заднего полюса; 3) медленное прогрессирование помутнения; 4) малая склонность к прогрессированию объясняет частое отсутствие нарушений остроты зрения [19 — 25].

Необходимо отметить, что диагностические возможности в современной офтальмологии растут с каждым годом. Для диагностики изменений переднего отрезка глаза в настоящее время применяются АВ-сканирование, ультразвуковая биомикроскопия и оптическая когерентная томография переднего отрезка глаза [26 -30]. Внедрение новых методов исследования переднего отрезка глаза могло бы в значительной степени помочь в диагностике и установлении истинной природы изменений в хрусталике у пострадавших от радиации лиц. Однако данные методы до сих пор не применяются в диагностике лучевой катаракты. Нами встречена лишь одна научная работа, в которой пострадавшие от ИИ ликвидаторы аварии на Чернобыльской АЭС обследованы при помощи таких современных методик, как электрофизиологические исследования зрительного анализатора (зрительно вызванные потенциалы, электроретинография, пороговое исследование яркостной чувствительности зрительного анализатора). Это позволило определить совокупность функциональных признаков, характеризующих ранние изменения зрительного анализатора у лиц, подвергшихся воздействию неблагоприятных факторов аварии на ЧАЭС [20].

Таким образом, суммируя данные научной литературы, можно говорить о том, что к настоящему времени человечество получило весомый опыт наблюдения за лицами, пострадавшими от воздействия ИИ. Этому способствовало применение ядерного оружия в Хиросиме и Нагасаки, авария на Чернобыльской АЭС и множественные инциденты с антропогенными источниками ИИ, произошедшие на производствах и атомных подводных лодках на территории бывшего СССР.

В настоящее время хорошо изучены механизмы и последствия воздействия ИИ на организм человека и биоту, установлены поглощенные дозы, превышение которых приводит к патологии. Описана клиника и характер течения лучевой болезни и лучевой катаракты. Однако спорным моментом остается развитие истинно лучевой катаракты у лиц, подвергшихся воздействию ИИ. Установлено, что медицинские работники преобладают среди лиц, подвергающихся профессиональному облучению. При этом научные исследования по вопросу развития лучевой катаракты у них единичные.

Применение современных методов исследования в офтальмологии, таких как АВ-сканирование, ультразвуковая биомикроскопия и оптическая когерентная томография переднего отрезка глаза, могло бы расширить возможности изучения дегене-

ративных процессов в хрусталике у лиц, подвергшихся ИИ.

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ и Правительством Республики Татарстан научного проекта 16-16-16018.

ЛИТЕРАТУРА

1. Алексахин Р.М. Дозы облучения человека и биоты в современном мире: состояние и некоторые актуальные проблемы / Р.М. Алексахин // Медицинская радиология и радиационная безопасность. — 2009. — №54(4). — С. 25-31.

2. Кухта Ю.С. Воздействие ионизирующего излучения на организм человека. Острая лучевая болезнь: учеб. пособие / Ю.С. Кухта. — Новосиб. гос. акад. вод. трансп. Новосибирск, 2003. — 23 с.

3. Ловицкий С.В. Вопросы профпатологии в работе врача общей практики: хроническая лучевая болезнь: учеб.-метод. пособие / С.В. Ловицкий. — СПб., 2009. — 24 с.

4. Лелюк В.Г. Сроки развития заболеваний сосудистой системы лиц, перенесших хроническую лучевую болезнь, обусловленную преимущественно внешним равномерным облучением /

B.Г. Лелюк // Медицина труда и промышленная экология. — 2005. — №3. — С. 25.

5. Гуськова А.К. Лучевая болезнь человека / А.К. Гуськова, Г.Д. Байсоголов. — М.: Медицина, 1971. — 384 с.

6. Кирсанова Г.И. О действии ионизирующих излучений на нервную систему человека в 2-х ч. Ч. 1 / Г.И. Кирсанова. — М.: Медицина, 1968. — С. 49-62.

7. Гуськова А.К. Авария Чернобыльской атомной станции (1989-2011 гг.): последствия для здоровья, размышления врача / А.К. Гуськова, И.А. Галстян, И.А. Гусев; под общ. ред. А.К. Гусько-вой. — М.: ФГУ ФМБЦ им. А.И. Бурназяна, 2011. — 253 с.

8. Бенецкий Б.А. Воздействия излучений: дозы и риски / Б.А. Бенецкий, Н.Г. Гончарова // Физическое образование в вузах. — 2002. — № 8(2). — С. 137-145.

9. Петин В.Г. Некоторые радиобиологические аспекты комбинированных воздействий / В.Г. Петин, Г.П. Жураковская, М.А. Лисовский // Мед. радиология. — 1993. — №38(3). — С. 18-22.

10. Цыб А.Ф. Эпидемиологические аспекты радиационного канцерогенеза / А.Ф. Цыб, В.К. Иванов, А.П. Бирюков, В.А. Эфендиев // Радиацияириск. — 1995. — №6. — С. 78-122.

11. Report of the United Nations Scientific Committee on the Effects of Atomic Radiation. 56th session (10-18 July 2008). General Assembly Official Records. 63d session. Supplement No. 46. UnitedNations. — N.Y., 2008. — 32 p.

12. Алексахин Р.М. Радиационнаязащитаокружающейсреды: антропоцентрическийиэкоцентрическийпринципы / Р.М. Алексахин, С.В. Фесенко // Радиационная биология. Радиоэкология. — 2004. — №44(1). — С. 93-100.

13. Романов Г.Н. Действие ионизирующей радиациина живую природу при уровнях, принятых современными стандартами радиационной защиты / Г.Н. Романов, Д.А. Спирин // Доклады АН СССР. — 1991. — №318(1). — С. 248-251.

14. Белый Ю.А. Молекулярные механизмы формирования ради-ационно-индуцированной катаракты / Ю.А. Белый, А.В. Терещенко, Ю.С. Романко и др. // Катарактальнаяи рефракционная хирургия. — 2014. — №14(4). — С. 4-9.

15. Галстян И.А. Итоги многолетнего медицинского наблюдения за пострадавшими во время испытания ядерного оружия / И.А. Галстян, Н.М. Надежина, Л.А. Суворова // Медицинская радиология и радиационная безопасность. — 2011. — №56(4). —

C. 36-46.

16. Чернобыльский форум. Наследие Чернобыля: медицинские, экологические и социально-экономические последствия и рекомендации правительствам Беларуси, Российской Федерации и Украины // Радиация и риск. — 2005. — специальный выпуск №2. — С. 14-15.

17. Бебешко В.Г. Радиологические и медицинские последствия Чернобыльской катастрофы / В.Г. Бебешко, Д.А. Базыка, А.А. Чумак // Радиационная гигиена. — 2012. — №5(1). — С. 5-14.

18. Комлева Ю.В. Заболевания медицинских работников от воздействия ионизирующего излучения и их профилактика / Ю.В. Комлева, М.Н. Махонько, Н.В. Шкробова // Бюллетень медицинских интернет-конференций. — 2013. — №3(11).

19. Сосновский С.В. Изменения органа зрения у ликвидаторов аварии на ЧАЭС в отдаленном периоде наблюдения / С.В. Соснов-ский, О.Н. Нестеренко // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. — 2008. — №1. — С. 11-18.

20. Гайдай Ю.В. Офтальмологические проявления лучевой патологии среди участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: автореф. дис. … канд. мед. наук / Ю.В. Гайдай. — Ленинград, 1990. — 22 с.

21. Лазаретник Б.Ш. Орган зрения как возможный показатель преждевременного старения при радиационном поражении /

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕД

Б.Ш. Лазаретник, Ю.В. Бакбардин, А.В. Гребенник // Офтальмол. журнал. — 1993. — №3. — С. 129-132.

22. Сухина Л.А. О значении углубленного обследования органа зрения лиц, подвергающихся влиянию ионизирующей радиации / Л.А. Сухина, С.В. Смирнова, С.В. Чубарь, А. Зокорт // Офтальмол. журнал. — 1993. — №3. — С. 133-135.

23. Петруня А.М. Изменения органа зрения, микроциркуляции глаза и иммунного статуса у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС и их коррекция / А.М. Петруня // Офтальмол. журнал. — 1996. — №4. — С. 226-230.

24. Buzinov V. Ophthalmopathology at victims of the Chernobyl catastrophe — results of clinical-epidemiological study. Ocular Radiation Risk Assessment in Populations Exposed to Environmental Radiation Contamination: Program and Abstracts of NATO Advanced Research workshop / V. Buzinov, Р. Fedirko. — Kyiv, 1997. — P. 27-28.

25. Затрудина Р.Ш. Современные методы диагностики катаракты на ранней стадии развития / Р.Ш. Затрудина, К.С. Ивина,

Н.В. Марусин // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 10: инновационная деятельность. — 2012. — №6. — С. 62-67.

26. Flaramer J. Lens opacity meter. А new instrument to quantify lens opacity / J. Flaramer, Н. Bebie // Ophtalmologica, 1987. — No. 195(2). — P. 69-72.

27. Павлюченко К.П. Новые данные о поляризационно-оптиче-ских свойствах хрусталика / К.П. Павлюченко, Н.Н. Кривенко // Офтальмологический журнал. — 1988. — №2. — С. 111-112.

28. Макаров И.А. Современные методы диагностики в офтальмологии: сб. статей / И.А. Макаров. — М., 2006. — С. 107-110.

29. Астахов Ю.С. Оптическая когерентная томография: как все начиналось и современные диагностические возможности методики / Ю.С. Астахов, С.Г. Белехова // Офтальмологические ведомости. — 2014. — №7(2). — С. 60-68.

Источник

Рейтинг
Ufactor
Добавить комментарий