Полигон ядерных испытаний казахстан

Более 40 лет Семипалатинский испытательный ядерный полигон (СИЯП) зиял кровавой раной на теле Казахстана. За четыре десятилетия на востоке республики было произведено свыше 450 взрывов ядерного, термоядерного и водородного оружия, что нанесло колоссальный урон экосистеме нескольких регионов страны. Жертвами испытаний ядерного оружия стали свыше 1 миллиона казахстанцев.

На себе испытал «рукотворные землетрясения» в Караганде

21 апреля 1947 года вышло секретное постановление Совета Министров СССР о возведении в степях Казахстана «Объекта № 905». Через два года на священной для казахов земле, родине великого поэта и мыслителя Абая Кунанбаева, прогремел первый ядерный взрыв мощностью 22 килотонны.

«Древняя равнинная Шынгысская степь, — писал в книге „Эпицентр мира первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. — Земля, рождавшая совесть казахской нации… Великий Абай, Шакарим Кудайбердиев, Мухтар Ауэзов. Земля, бывшая когда-то эпицентром степной мудрости и человеческого духа, не знавшего границ и расстояний. Здесь один из истоков нашей государственности. Здесь правил Абылай-хан».

Испытания ядерного оружия под Семипалатинском проводились в режиме строжайшей секретности. О них не знали даже первые лица республики, не говоря уже о простом народе. Но, несмотря на уголовную ответственность за разглашение государственной тайны, земля всё равно слухами полнилась. В непосредственной близости от СИЯП располагались десятки населённых пунктов. Местные жители прекрасно понимали, что по соседству происходит что-то чрезвычайно опасное.

Про испытания на Семипалатинском ядерном полигоне Нурсултан Назарбаев узнал в Темиртау, когда поступил работать на металлургический комбинат. Про секретный объект на святой земле Казахстана ему рассказал друг и соратник Толеутай Сулейменов. Будущий министр иностранных дел и академик родился и вырос в Семипалатинске. От последствий ядерных испытаний у него пострадала вся семья.

«Я рассказывал, как видел ослепляющие взрывы в небе над нашей землёй, а затем наблюдал зловещие грибовидные облака, двигавшиеся в нашем направлении, — вспоминал в разговоре с британским писателем Джонатаном Айткеном первый министр иностранных дел Казахстана Толеутай Сулейменов. — Я описывал, как из этих облаков выпадали густые хлопья серой золы и как скот приходил в бешенство. Однажды в результате взрыва ударная волна у нас дома вырвала из креплений водопроводные трубы… У меня отец и одна из сестёр рано умерли от рака. Жизнь ещё двух сестёр оказалась разрушена умственными и физическими недугами из-за радиоактивных осадков».

В семидесятые годы Нурсултан Назарбаев переехал в Караганду. В шахтёрской столице он уже на себе прочувствовал воздействие СИЯП на соседний регион. Расстояние от Караганды до Семипалатинска составляет 677 км. Несмотря на большую удалённость, толчки от ядерных взрывов ощущали даже за сотни километров от эпицентра. В те годы многие горожане даже не догадывались, что частные землетрясения в их степной местности — отголоски секретных испытаний на семипалатинском полигоне.

«После очередного слабого, но резкого толчка, покачивания люстр и поскрипывания мебели ко мне вбегали мои дочки и, широко открыв глаза от детского ужаса, кричали: „Папа! Папа! Землетрясение!“ — делился своими ощущениями в мемуарах Нурсултан Назарбаев. — Мы, взрослые, немедленно звонили к своим родным в Алма-Ату (самый сейсмоопасный регион в Казахстане — прим. авт). И с голосом, подрагивающим от волнения в ожидании дурных вещей, спрашивали: „Что там у вас?“ Тут же выяснялось, что наши тревоги и волнения были напрасны. Дети недоуменно переглядывались и выбегали обсуждать это необыкновенное явление со всем подростковым двором. Постепенно, после очередной „качки“, мы перестали звонить в Алма-Ату».

Трещины в «бетоне»

22 марта 1984 года Нурсултана Назарбаева назначили председателем Совета Министров Казахской ССР. Первым делом он попытался получить достоверную информацию о воздействии ядерных испытаний на население республики. Из-за режима секретности на СИЯП все его усилия оказались тщетны.

«На все мои запросы, адресованные в соответствующие инстанции и кабинеты военного ведомства, приходили или просто уведомления, что запрос принят к сведению, или стандартные ответы: „Уважаемый Нурсултан Абишевич! В ответ на Ваш запрос касательно деятельности Семипалатинского испытательного полигона г. Курчатов от такого то числа, настоящим уведомляем, что, по имеющимся данным, каких-либо отрицательных воздействий или последствий на здоровье гражданского населения, проживающего вблизи СИЯП, и экологию не подтверждается…“. И так далее», — писал он в книге «Эпицентр мира».

После чернобыльской катастрофы на Украине в «бетоне» тотальной секретности появились первые трещины. Тогда же получила широкую огласку информация о деятельности семипалатинского полигона. По подсчётам учёных, суммарная мощность ядерных зарядов, испытанных на СИЯП, в 2,5 тысяч раз превысила силу атомной бомбы, сброшенной в 1945 году на Хиросиму. Количество раковых заболеваний среди местного населения с момента начала испытаний возросло в три раза.

Нурсултан Назарбаев пришёл в ужас, когда через несколько месяцев после аварии на Чернобыльской АЭС, в Алма-Ату позвонил высокопоставленный чиновник из Кремля и потребовал дополнительно выделить от 10 000 до 12 000 гектаров земли в Талды-Курганской области для проведения ядерных испытаний! По словам высокопоставленного военного выходило, что все детали уже согласованы с первым секретарём ЦК КП Казахстана Геннадием Колбиным. Осталось дело за малым — подписать соответствующий приказ.

Премьер-министр срочно созвонился с партийным лидером. Геннадий Колбин подтвердил, что такое распоряжение действительно поступало. Но по его информации, высокопоставленные военные чины потребовали не новых земель, а расширения старых «угодий» под Семипалатинском. На всякий случай, первый секретарь порекомендовал Нурсултану Назарбаева не вмешиваться в это дело. «Почему вы хотите выступить против этих испытаний? Военные уберут нас обоих, если мы попытаемся остановить их», — приводит слова своего оппонента Нурсултан Назарбаев.

Телефонные переговоры с Генеральным секретарём ЦК КПСС Михаилом Горбачёвым также не принесли результатов. Тогда Нурсултан Назарбаев пошёл ва-банк. В случае провала его замысла о дальнейшей политической карьере можно было забыть навсегда. Он связался с руководителем Талды-Курганской области Сеилбеком Шаухамановым и поделился с ним закрытой информацией о строительстве ядерного полигона в подведомственном ему регионе.

На следующий день в Талды-Корганской области местные жители вышли на несанкционированные митинги. Народные протесты усилились, когда в республиканские СМИ просочилась секретные данные о чрезвычайно высоком уровне раковых заболеваний в районе Семипалатинска. Сразу после начала народных волнений Нурсултан Назарбаев… попал под «колпак» сотрудников Комитета государственной безопасности СССР.

«Я знал об этом, — вспоминал первый президент Казахстана. — Меня несколько раз предупреждали друзья в Москве, они мне говорили: Будь осторожен!».

Поверг в шок военную элиту СССР

Нурсултан Назарбаев продолжил гнуть свою линию. 30 мая 1989 года на пленарном заседании Верховного совета в Москве он с высокой трибуны публично затронул наболевшую тему семипалатинского полигона. Его речь вызвала шок у партийной и армейской элиты страны.

«Я почувствовал какую-то волну оживления среди народных депутатов, особенно в военной форме, составляющую добрую четверть зала, — делился подробностями первый президент Казахстана. — Как будто что-то слегка изменилось. Что именно изменилось, я понял уже после доклада и выступлений. Изменилось отношение. Покушение на главный стратегический объект страны! И пошло-поехало. Чего только не наслышался в кулуарах. И что выношу сор из избы, наживаю политический „капиталец“ и, наконец, самое „серьёзное“ обвинение — подрываю обороноспособность нашей державы».

Тем временем антиядерные настроения в Казахстане только росли. В феврале 1989 года на Семипалатинском испытательном полигоне после очередного подземного ядерного взрыва случилась утечка радиоактивных газов. По этому поводу в Алма-Ате возле Союза писателей собралось несколько тысяч человек. Они потребовали закрытия военного объекта. Так в Казахстане родилось антиядерное движение «Невада Семипалатинск», которое возглавил известный поэт и писатель Олжас Сулейменов.

«В то время антиядерная тема заставила подняться всех в Казахстане, — рассказывал журналистам популярный общественный деятель РК. — Тогда я в своём выступлении сказал, каждый, кто пришлёт мне свою подпись, станет членом нашего движения. Ко мне пришли более 2 миллионов человек и поставили свои автографы. Большие листы ватмана были полностью заполнены подписями. Все города, аулы, школы, университеты страны охватило наше движение. Народ активно присылал подписи в Союз писателей по почте. Это было самое многолюдное антиядерное движение в мире».

В мае 1990 года в Алма-Ате прошла международная конференция под названием «Избиратели мира против ядерного оружия». Для участия в историческом мероприятии прибыли делегаты из 30 стран, в том числе из США и Японии. Нурсултана Назарбаева срочно вызвали в Кремль. У него состоялся непростая беседа с секретарём ЦК КПСС, отвечающим за военно-промышленный комплекс Олегом Баклановым, председателем правительства СССР Николаем Рыжковым и президентом СССР Михаилом Горбачёвым. Представители советской власти пообещали, что людям нужно потерпеть совсем немного: через три-пять лет ядерный полигон в Казахстане обязательно закроют. Однако в те годы политические события развивались с калейдоскопической быстротой.

«Неудачная попытка переворота в августе 1991 года в корне изменила ситуацию, — приводит слова первого президента РК английский писатель Джонатан Айткен в книге „Нурсултан Назарбаев и созидание Казахстана“. — При сильно ослабленной центральной власти у меня появились полномочия раз и навсегда покончить с ядерными испытаниями. 29 августа 1991 года я издал президентский указ, запрещающий дальнейшее проведения ядерных испытания любого рода на территории Казахстана».

Кстати, после закрытия СИЯП в СССР провели ещё три взрыва. Они были произведены на испытательном полигоне на острове Новая Земля.

Ликвидировал забытый склад оружейного урана

Осенью 1993 года в Восточном Казахстане в ходе инвентаризации на Ульбинском металлургическом заводе (УМЗ) обнаружили секретный склад в окрестностях Усть-Каменогорска. За потаённой дверью, запертой на ржавый замок, эксперты обнаружили… около 600 кг бесхозного высокообогащенного оружейного урана! Президент Казахстана срочно позвонил в Кремль, чтобы рассказать о сенсационной находке. По его воспоминаниям, в Москве на эту новость отреагировали довольно спокойно.

«Сначала я подумал, что этот запас этот запас оружейного урана был частью секретных планов советских военных стратегов в рамках военных столкновений с Китаем в 60-х годах, — рассказывал Нурсултан Назарбаев британскому биографу. — Тогда они строили подземные базы и хранилища по всему Восточному Казахстану для этих целей. Я решил, что военные попросту утеряли базу данных и забыли о складе оружейного урана на Ульбе. В России нам дали чётко понять, что уран наш и мы свободны им распорядиться по своему усмотрению».

В Казахстане не было технических ресурсов, чтобы воспользоваться случайно обнаруженным «подарком». Поэтому пришлось обратиться за помощью к американцам. Тем более что, по сведениям спецслужб США, о находке прознали международные террористы. 14 февраля 1994 года в Вашингтоне прошла встреча глав двух государств — Нурсултана Назарбаева и Билла Клинтона. После официальных переговоров у них состоялась ещё одна беседа, но уже в секретном формате — в президентской резиденции «Блэр Хаус». Политики договорились, что в Казахстан прибудут американские эксперты и на месте проведут необходимые анализы. Реализуемый проект получил кодовое название «Операция Сапфир».

«Это был уран-235, обогащённый на 90-91%, — спустя 15 лет в разговоре с журналистом „Вашингтон Пост“ вспоминал свой визит в Усть-Каменогорск бывший атташе посольства США в Казахстане по военно-политическим вопросам Энди Вебер. — Я стоял и думал, что из этого материала можно легко сделать десятки ядерных бомб, но как же обыденно он при этом выглядел! Просто кусок металла».

Обнаруженный высокообогащённый уран, вероятнее всего, предназначался для реализации секретной программы военно-морских сил СССР. В конце 60-х годов прошлого столетия в Советском Союзе шла работа по созданию нового типа ядерных реакторов для подводных лодок второго поколения, вооружённых крылатыми ракетами П-70 «Аметист». На секретном полигоне на Ульбе ядерный движок так и не запустили. Поэтому казахстанскую часть проект пришлось закрыть. Как, впрочем, и всю программу. Подводная лодка нового образца получилась безумно дорогой в производстве, за что её прозвали «Золотая рыбка». Про оружейный уран военные попросту забыли. В секретном хранилище на Ульбе он пролежал более 20 лет!

7 октября 1994 года президент США Билл Клинтон подписал указ о проведении спецоперации в Казахстане. На следующий день с Дуврской авиабазы ВВС США в Центральную Азию вылетели три тяжёлых военно-транспортных самолёта С-5 Galaxy. По документам американские спецы направлялись в Казахстан для «оказания помощи в приведении мер производственной безопасности на УМЗ в соответствие с требованиями МАГАТЭ». Из РК гигантские «транспортники» вывезли 1032 контейнера со смертельным грузом. На авиабазу в штате Делавэр они добирались 20 часов с дозаправками в воздухе. Это был самый длинный перелёт самолётов C-5 в мировой истории.

23 ноября 1994 года на специальной пресс-конференции в США официально объявили об успешных итогах секретной «Операции Сапфир». «Мы навсегда убрали этот пригодный для изготовления бомб материал из пределов досягаемости потенциальных игроков чёрного рынка, террористов или режимов, желающих стать новыми ядерными державами», — заявил министр обороны США Уильям Перри.

Приказал уничтожить «забытого пасынка полигона»

В конце 1994 года в Восточном Казахстане обнаружили ещё одну смертельную «потеряшку». Президенту РК Нурсултану Назарбаеву доложили, что на Семипалатинском полигоне в штольне № 108-К на глубине 130 метров в боевом взводе находится испытательный плутониевый заряд мощностью 0,4 килотонны! Выяснилось, что его установили ещё в мае 1991 года, незадолго до развала СССР, для проведения секретного эксперимента под названием «Физический опыт ФО-100-СЖР»: для исследования воздействие жёсткого рентгеновского излучения на боевую технику и электронную аппаратуру. В назначенный срок ядерный взрыв произвести не успели. Когда учёные уже готовились нажать «красную кнопку», в ход эксперимента вмешалась большая политика. В августе1991 года Нурсултан Назарбаев подписал указ о закрытии Семипалатинского полигона. Исследования пришлось прекратить, а участники секретного исследования получили директиву от Министерства обороны о срочной передислокации на север.

«В то же время заниматься демонтажом и извлечением атомного заряда, находящегося в штольне длиной почти в километр, накладно и крайне опасно, — писал в своих мемуарах бывший начальник службы радиационной безопасности Семипалатинского полигона Самат Смагулов. — Признаться, проблема действительно была не из простых, а решение не виделось достаточно лёгким и однозначным».

Что делать с ядерной бомбой? Специалисты предлагали демонтировать заряд и перевезти его в Федеральный ядерный центр ВНИИ теплофизики Челябинска-70. Одна беда: подобных работ не проводилось ещё нигде в мире. К тому же эксперты с мировыми именами не могли дать стопроцентную гарантию, что опасный груз, пролежавший под землёй почти четыре года, не сдетонирует. Специалисты-атомщики из Арзамаса-16 рекомендовали уничтожить закладку прямо на месте. Эту идею поддержал и Нурсултан Назарбаев.

31 мая 1995 года в 14 часов 16 минут по местному времени на Семипалатинском полигоне случилось историческое событие. Казахстанские и российские специалисты провели уникальную операцию. Они установили глубоко под землёй 400 кг химической взрывчатки и уничтожили заряд ядерного плутония.

«Дали команду на подрыв, — вспоминал Самат Смагулов. — Все присутствовавшие ожидали чего-то особенного. Как вдруг прогремел гром. Нет, не от взрыва, а обычное природное явление. Тем временем по рации прозвучал доклад, что подрыв прошёл в штатном режиме».

«Этот неядерный взрыв символизирует, что Казахстан стал территорией, свободной от ядерного оружия», — писал Нурсултан Назарбаев в книге «Эпицентр мира». В своих мемуарах глава Казахстана назвал последнюю ядерную закладку СССР — «забытый пасынок полигона».

Источник

Рейтинг
Ufactor
Добавить комментарий