Радиационно опасные и биологически опасные объекты

СНИЖЕНИЕ РИСКОВ И ЛИКВИДАЦИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ

УДК 519.7

АВАРИИ НА РАДИАЦИОННО, ХИМИЧЕСКИ И БИОЛОГИЧЕСКИ ОПАСНЫХ ОБЪЕКТАХ: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, БУДУЩЕЕ

В.А. Иноземцев, В.И. Ковба, Е.А. Чугунов, Н.А. Шишко

Авторами статьи на основе ретроспективного анализа ряда крупнейших аварий на радиационных, химических и биологических объектах рассмотрены материалы, характеризующие целый комплекс проблем изучения, предупреждения и ликвидации последствий соответствующих чрезвычайных ситуаций как на территории СССР и Российской Федерации, так и на территориях зарубежных стран. В статье использован широкий круг разнообразных источников научной и иной информации, позволивший авторам сделать ряд актуальных выводов о проблемах предупреждения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, в том числе с привлечением сил и средств войск РХБ защиты. При этом ведущая роль в организации действий соединений и частей названных войск при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций на РХБ опасных объектах, с точки зрения авторов, принадлежит органам управления, в первую очередь — управлениям войск РХБ защиты военных округов, которые должны обеспечить эффективное использование возможностей соединений и воинских частей войск РХБ защиты для успешного выполнения ими специальных задач в установленные сроки в сложных условиях обстановки.

Ключевые слова: анализ, авария, аварийно химически опасные вещества, чрезвычайная ситуация, радиационно, химически и биологически опасные объекты, атомные электростанции, радиоактивное загрязнение, масштабы и последствия.

События последних нескольких десятков лет наглядно свидетельствуют, что проблемы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций природного, техногенного, социального и военного характера в 21 в. приобретают все более актуальный характер. Традиционные угрозы и опасности сохраняются, но при этом возникают и новые. Наблюдается усиление целого спектра социальных противоречий, ощутимо возрастает уязвимость городских инфраструктур к ударам стихии, энергетическим катастрофам и т. п. Масштабное и быстрое распространение различных инфекционных заболеваний все больше тревожит мировую общественность и правительства многих государств. Многие весьма обоснованные тревоги современного мирового сообщества связаны с использованием и дальнейшим развитием атомной энергетики. Значительная роль в этих процессах сегодня принадлежит России.

Важной особенностью ее ядерно-энергетического комплекса является то обстоятельство, что в 30-километровых зонах атомных электростанций (АЭС), а также вблизи

объектов ядерного топливного цикла расположены более 1,3 тыс. населенных пунктов, в которых проживают около 4 млн человек. Еще более 40 млн чел. реально проживают в зонах повышенной химической опасности. Не учитывать этого обстоятельства сегодня явно нельзя, особенно в условиях очевидного возрастания вероятности возникновения чрезвычайных ситуаций природного характера, таких как: сейсмические, геологические и гидрометеорологические, которые также могут способствовать возникновению техногенных катастроф и аварий.

Не только в России, но и в мире в целом активно и широко обостряется проблема, связанная с эксплуатацией кораблей и судов, имеющих ядерные энергетические установки, в том числе давно уже выработавшие свой ресурс безопасности, а также проблема хранения и утилизации отработанного ядерного топлива и радиоактивных отходов.

Многолетние исследования масштабов и особенностей чрезвычайных ситуаций на радиационно, химически и биологически (РХБ) опасных объектах, имевших место как в нашей

стране, так и в ряде зарубежных стран, неизменно подтверждают, что их последствия во многом определяются готовностью к ликвидации аварий соответствующими органами управления, степенью проработки различных организационных аспектов, а также координацией действий различных сил, средств и рядом других подобных важных факторов.

Исходя из вышеизложенного целями статьи являются:

1. На основе ретроспективного анализа аварий и катастроф на РХБ опасных объектах, имевших место в нашей стране и ряде зарубежных государств, рассмотреть и оценить их возможные масштабы и последствия.

2. Определить основные направления организации взаимодействия между федеральными органами исполнительной власти при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций на РХБ опасных объектах на территории России.

К основным понятиям, которыми намерены оперировать авторы статьи, относятся: РХБ опасные объекты; чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера и их классификация; аварии на РХБ опасных объектах.

Так, например, под РХБ опасными объектами в современной научной и научно-популярной литературе принято понимать потенциально опасные объекты, при эксплуатации которых используют, производят, перерабатывают, хранят или транспортируют радиоактивные, химические и биологические вещества [8].

Как известно, аварии и катастрофы в техносфере, опасные природные явления и стихийные бедствия, как правило, влекут за собой возникновение чрезвычайных ситуаций. Под чрезвычайной ситуацией (природного и техногенного характера) понимается обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей [4]. При этом авария на РХБ опасном объекте рассматривается авторами настоящей статьи как разрушение сооружений и (или) технических устройств, применяемых на опасном производственном объекте, неконтролируемый взрыв и (или) выброс опасных веществ, произошедшие вследствие отклонения (нарушения) от режима технологического процесса, нормативных технических документов,

устанавливающих правила ведения работ на основном производственном объекте.

При изучении причин аварий и катастроф на РХБ опасных объектах представляется целесообразным все источники возникновения чрезвычайных ситуаций рассматривать с точки зрения существования двух основных их групп -внутренние и внешние события. Как правило, внутренние источники возникновения чрезвычайных

ситуаций связаны с нарушением технологических операций и неисправностью оборудования. Например, неправильные или ошибочные действия обслуживающего соответствующий объект персонала, разрыв трубопровода, разрушение емкостей с аварийно химически опасными веществами (АХОВ) и др. К внешним источникам относятся события, которые лежат вне самого процесса (объекта): взрывное и ударное действие ракет, бомб и снарядов, пулевое или осколочное пробивания защитных оболочек, гидростатическое воздействие воды, термическое воздействие при пожаре, падение самолета на объект, воздействие землетрясений, обвалов, селей, ураганов, ударов молний и др. [3, 5]. Внешние источники возникновения чрезвычайных ситуаций, в свою очередь, могут быть разделены на техногенные и природные события.

Основными характеристиками

чрезвычайных ситуаций на РХБ опасных объектах являются их масштабы и последствия. Под масштабами чрезвычайных ситуаций на РХБ опасных объектах понимается — общее количество районов РХБ заражения (загрязнения), их пространственно-временное распределение по типу радиоактивных, АХОВ, группе и виду биологических средств (БС), а последствия характеризуются ущербом, выраженным в потерях населения и войск (сил), материальных средств, загрязнении (заражении) окружающей среды, а также затратах финансовых средств.

Полагаем уместным рассмотреть возможные масштабы и последствия чрезвычайных ситуаций на РХБ опасных объектах на примерах исторических и современных фактов.

К радиационно опасным объектам (РОО) относятся: АЭС; предприятия ядерно-топливного цикла; пункты захоронения радиоактивных отходов; химические предприятия (объекты) по производству и хранению токсичных химических веществ, коммуникации (трубопроводы) по их транспортировке; объекты Вооруженных Сил России с ядерными энергетическими установками и устройствами, содержащие (хранящие) ядерные боеприпасы, береговые технические базы ремонта и перезарядки атомных реакторов, судоремонтные заводы, на которых сосредоточено большое количество отработанного и свежего ядерного топлива, твердых и жидких радиоактивных отходов, базы и склады хранения ракетного топлива и горючего, объекты хранения ирритантов, научно-исследовательские институты микробиологии и военной медицины.

Аварии на АЭС в зависимости от масштабов и последствий подразделяются на 4 категории: 1 -локальная (в пределах промышленной площадки); 2 — местная (область радиационного загрязнения местности находится внутри санитарно-защитной зоны); 3 — средняя (в пределах ближайшего города, района); 4 — крупная авария (область радиоактивного загрязнения выходит за пределы 100 км и охватывает

несколько областей, республик, государств или один или несколько городов с количеством населения более 1 млн чел.).

Масштабы и последствия чрезвычайных ситуаций на РОО могут составлять от единичных случаев до 1000 и более человек пострадавших, от сотен квадратных метров до десятков квадратных километров радиоактивного загрязнения

прилегающей территории [3, 5].

Только с момента рождения ядерной энергетики до 1971 г. в 14 странах мира на ее объектах произошла 151 авария с различной интенсивностью выбросов радиоактивных продуктов в окружающую среду. Их диапазон весьма широк и простирается от аварий на АЭС до падения на Землю космических аппаратов с ядерными энергетическими источниками на борту.

Так, например, первая крупнейшая радиационная авария на территории Советского Союза произошла 29 сентября 1957 г. на Южном Урале на производстве по изготовлению ядерного топлива.

Рис.1. Масштабы радиационной аварии на МПО «Маяк» в Челябинске-40 29 сентября 1957 г.

На химкомбинате «Маяк», расположенном в закрытом городе «Челябинск-40», из-за выхода из строя системы охлаждения вследствие коррозии и поломки средств контроля произошел взрыв емкости объемом 300 м3, где содержалось около 80 м3 высокорадиоактивных ядерных отходов с подъемом на высоту 1 — 2 км облака, состоящего из жидких и твердых аэрозолей. Общая протяженность Восточно-Уральского радиоактивного следа составила примерно 300 км в длину при ширине 5-10 километров. На этой площади почти в 23 тыс. км2 проживало более 270 тыс. чел. в 217 населенных пунктах трех областей: Челябинской, Свердловской и Тюменской. В ходе ликвидации последствий аварии 23 деревни из наиболее загрязненных районов с населением от 10 до 12 тыс. чел. были отселены, а строения, имущество и скот уничтожены. Соответствующее расследование было предпринято

представителями атомной промышленности, однако независимого и действительно объективного расследования до сих пор не проведено. До настоящего времени не опубликованы ни технический, ни химический отчеты по этой аварии. Данное обстоятельство позволяет ряду специалистов полагать, что на химкомбинате «Маяк» произошел ядерный взрыв.

26 апреля 1986 г. в результате ошибочных действий обслуживающего персонала на Чернобыльской АЭС произошел тепловой взрыв 4-го энергоблока [10]. Человечество еще не знало подобных масштабов временного и

территориального радиоактивного загрязнения. Чернобыльская катастрофа, несомненно, явилась событием века, трагические последствия которого почувствовали граждане не только России, но и Белоруссии, Украины, целого ряда других стран. Тысячи людей пострадали не только от пагубного воздействия радиации, но и от того, что были вынуждены покинуть свои дома, родные места и т. д.

В результате названной катастрофы из разрушенного реактора было выброшено в атмосферу от 8 до 15 тонн продуктов деления. Вследствие этого радиоактивному загрязнению подверглось более 56 тыс. км2 территории Российской Федерации, в том числе 13 областей и Республика Мордовия, это около 2 млн. га сельскохозяйственных угодий и около 1 млн га земель лесного фонда. В наибольшей степени радиоактивному загрязнению подверглись 4 области — Брянская, Калужская, Орловская и Тульская. На радиоактивных территориях проживало в момент катастрофы около 3 млн чел. , было отселено 220 тыс. граждан из 580 населенных пунктов [2]. Катастрофа в Чернобыле с 1986 по 2000 г. обошлась советскому государству в 200 млрд руб. Финансовые масштабы этой катастрофы оцениваются в 16 годовых бюджетов СССР 1986 г. Более 900 дней продолжались активные работы по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, в которых было задействовано ежегодно только военнослужащих около 40 тыс. человек, свыше 10 тыс. единиц специальной техники (более 210 воинских частей и подразделений общей численностью 340 тыс. военнослужащих, из них 24 тыс. — кадровых).

Число опасных в радиационном отношении объектов в современном мире перманентно возрастает. Известно, что в начале 1990-х гг. в 34 странах существовало около 260 АЭС, в составе которых имелось свыше 420 реакторов. К началу 21 в. число стран, обладающих АЭС, выросло до 45, а количество реакторов приблизилось к 500. Большое количество объектов, представляющих опасность в радиационном отношении, располагается в современной России, в том числе на кораблях ВМФ. По подсчетам «Гринпис», из 513 ядерных реакторов, находящихся ныне в Мировом океане кораблей и судов, свыше 400 являются российскими [1].

Рис. 2. Загрязнение территории России в результате аварии на ЧАЭС

Одним из ярких и весьма трагических примеров чрезвычайных ситуаций на объектах ВМФ с ядерными энергетическими установками может служить радиационная авария на атомной подводной лодке К-431. 10 августа 1985 г. при перезагрузке ядерного топлива на этой субмарине на судоремонтном заводе в дальневосточной бухте Чажма (Приморский край) в результате грубейших нарушений технологии проведения данной операции произошел мощный взрыв [6]. Он сорвал пятитонную крышку реактора и выбросил наружу его радиоактивное содержимое. При аварии пострадало 290 чел. — 10 погибли в момент аварии, у 10 чел. была выявлена острая лучевая болезнь, у 39 чел. — лучевая реакция. Авария наглядно продемонстрировала полную неподготовленность к решению задач чрезвычайного реагирования соответствующих служб Тихоокеанского флота [9]. Для ликвидации ее последствий потребовались усилия более 2 тыс. чел. и не менее 10-ти типов различных подразделений флота. Для координации действий по ликвидации последствий данной аварии возникла необходимость создания командного пункта управления, приглашение экспертов и консультантов, формирование штаба чрезвычайной ситуации, подразделений особого назначения, введение специального режима работ и разноплановое широкое взаимодействие с гражданским населением прилегающей территории, союзными органами исполнительной власти.

Ряд специалистов в области атомной энергетики небезосновательно полагает, что причины Чажминской и Чернобыльской аварий

практически идентичны. Речь идет о том, что персоналом были допущены грубейшие нарушения соответствующих инструкций, приведшие к столь трагическим последствиям. При этом факты аварии и ее последствий в Чажме руководством различных уровней тщательно скрывались как от специалистов, так и от общественности. С точки зрения сегодняшнего дня очевидно, что если бы доклады и отчеты соответствующих руководителей в адрес Министерства обороны и Правительства СССР были объективны, правдивы и точны, то могли бы быть осуществлены надлежащие меры, нацеленные на проверку всех ядерных объектов, имевшихся в стране, что в значительной степени снизило бы вероятность Чернобыльской трагедии,

произошедшей уже в следующем 1986 г. [2].

6 апреля 1993 г. на радиохимическом заводе Сибирского химического комбината в Томске-7 произошел взрыв аппарата по экстракции плутония и урана, содержавшего раствор нитрата уранила в объеме 25 м3. Наиболее вероятная причина аварии, по мнению специалистов, — недостаточная подача воздуха для перемешивания раствора, связанная с грубейшим нарушением оператором

технологического регламента.

При взрыве большая часть плутония и иных радиоактивных веществ оказалась выброшенной непосредственно в атмосферу. Ветром образовавшееся облако радионуклидов отнесло на несколько километров от завода в малонаселенный район. В результате аварии зона радиоактивного загрязнения местности вытянулась на 25 км и заняла площадь около 100 км2.

Сразу же после взрыва персонал предприятия был оповещен сиреной и смог воспользоваться респираторами. Люди, не принимавшие участия в ликвидации аварии, были оперативно эвакуированы. Пожарная служба завода сумела принять эффективные меры к тушению возникшего пожара, и он был ликвидирован в течение 10 минут. Однако в результате аварии радиоактивному облучению подверглись около 2 тыс. чел. в основном из числа ее ликвидаторов. Впоследствии меры, принимавшиеся для ликвидации аварии и её последствий, эскспертами МАГАТЭ были признаны эффективными и своевременными.

По некоторым результатам обследования 2010 г. состояния здоровья детей, проживающих на территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению, выявлены многочисленные жалобы на такие симптомы, как: слабость, ухудшение памяти, быстрая утомляемость и др.

Рис. 3. Масштабы аварии на радиохимическом заводе Сибирского химического комбината 6 апреля 1993 г. в Томске-7

Если рассматривать далее химически опасные объекты (ХОО), то необходимо отметить, что в зависимости от степени опасности их подразделяют на 4 категории: I — если при аварии в зону химического заражения попадает более 75 тыс. чел.; II — от 40 до 75 тыс. чел.; III — менее 40 тыс. чел.; IV — зона химического заражения не выходит за пределы территории объекта или его санитарно-защитной зоны.

В большинстве случаев чрезвычайные

ситуации на ХОО вызываются нарушением технологии производства, неисправностью (изношенностью) оборудования, а также нарушением норм производственной дисциплины и техники безопасности (пресловутый «человеческий фактор») и др.

В авариях на ХОО, как правило, выделяют 4 фазы: инициирование аварии (накопление отклонений от нормального процесса или неконтролируемая случайность); развитие аварии (нарушение герметичности системы); выход последствий аварии за пределы объекта; локализация и ликвидация последствий аварии.

Аварии на ХОО могут возникнуть не только на производстве, но и при транспортировке АХОВ. По масштабам и последствиям химические аварии имеют свою специфическую классификацию: локальные (в пределах одного цеха, агрегата, сооружения); местные (в пределах санитарно-защитной зоны); общие (последствия которых распространяются за пределы санитарно-защитной зоны ХОО). Масштабы и последствия аварий на ХОО в зависимости от физических свойств АХОВ и метеоусловий могут характеризоваться единичными случаями поражения обслуживающего персонала и ограниченно-локальным заражением территории предприятия (местности). В то же время при обширных разрушениях или пожаре на предприятиях или производствах химической промышленности число пораженных может исчисляться сотнями и тысячами.

Исторический опыт убедительно

свидетельствует о том, что наиболее трагические последствия принесла известная авария на химическом предприятии в г. Бхопал (Индия). В ночь со 2 на 3 декабря 1984 г. здесь в результате технологической аварии произошла утечка более 40 тонн метилизоцианида — высокотоксичного газа, служащего промежуточным продуктом при изготовлении пестицидов. Ядовитое облако накрыло 40 км2 городских кварталов. В результате аварии погибло около 2,5 тыс. чел., свыше 220 тыс. чел. получили серьезные отравления. Полностью был уничтожен урожай на полях в радиусе 200 км.

Рис. 4. Масштабы аварии на химическом

Другая химическая авария, которая, по утверждению специалистов, не имеет аналогов в мировой практике по масштабам выброса аммиака, произошла 20 марта 1989 г. на производственном объединении «Азот» в г. Ионава (Литва, СССР). Названное предприятие выпускало органические смолы, метанол, аммиак и минеральные удобрения. Оно ежегодно производило свыше 500 тыс. тонн аммиака, все запасы которого хранились в специальном резервуаре емкостью 10 тыс. тонн и ещё в двух резервуарах по 400 тонн каждый, представляющих собой изотермические

(обеспечивающие постоянную температуру) хранилища. В результате значительного повышения давления произошло разрушение резервуара, сопровождавшееся выбросом 7 тыс. тонн сжиженного аммиака с последующим пожаром природного газа, поступавшего из разрушенного трубопровода и склада нитрофоски. В условиях непредвиденного характера развития аварии, сопровождавшейся образованием крупно площадного источника химического заражения («аммиачного озера») с поверхностью испарения 10 тыс. м2, создалась сложная и опасная химическая обстановка на самом объекте и прилегающей к нему территории. Площадь зоны заражения, где угроза поражения людей была наиболее реальной, достигла нескольких сотен км2. Глубина распространения облака зараженного воздуха составила до 40 км. Только принятие оперативных и достаточно эффективных мер по ликвидации аварии позволило избежать крупных жертв, но, тем не менее, погибло 7 чел., 57 — получили поражения различной степени тяжести.

предприятии в г. Бхопал 3 декабря 1984 г.

Задача оценки масштабов и последствий разрушений (аварий) на биологически опасных объектах (БОО) по своей сложности является трудно прогнозируемой. В случае чрезвычайных ситуаций на БОО в зависимости от профиля их функционирования объем находящихся на них активных микроорганизмов различных групп патогенности может составлять несколько десятков мл, но представлять при этом исключительную опасность. При условиях высокой контагеозности возбудителя, а также соответствующих метеоусловиях, подобная ситуация может привести к образованию обширных площадей биологического заражения, возникновению массовых заболеваний и эпидемий. Так, 2 апреля 1979 г. при выбросе спор сибирской язвы из вентиляционной системы в Свердловске-19 число официально погибших составило 64 чел.

Кроме того, следует иметь в виду исключительно важные последствия вакцинации. Число людей, чье здоровье было непоправимо подорвано поголовной вакцинацией жителей района, вряд ли поддается учету — в нее попали только из числа гражданских лиц более 50 тыс. чел. По статистике население Чкаловского района г. Свердловска за последующие 10 лет по сравнению с другими районами города не возросло, а снизилось. По самым скромным оценкам, за десятилетие минимальная потеря населения составила не менее 35-50 тыс. чел. В жилых кварталах, расположенных южнее Свердловска-19, начали особенно интенсивно рождаться дети с различными отклонениями в состоянии здоровья. Среди прочего — более чем у 80 % новорожденных наблюдалась патология

центральной нервной системы.

Материалы специальных исследований показывают, что при технологических авариях (разрушениях) на БОО, использующих в своей работе микроорганизмы I и II степеней патогенности (сальмонеллезы, чума, холера, туляремия, кишечная палочка, мелодиоз, сап), глубина возможного заражения не превысит 1-2 км от границ объекта, однако потребует введения карантинных и обсервационных мероприятий с целью недопущения дальнейшего распространения опасных

инфекционных заболеваний на срок от 7 до 30 суток.

В завершающей части полагаем возможным привести несколько тезисов резюмирующего и прогностического характера в рамках рассматриваемой тематики.

Возможные масштабы и последствия чрезвычайных ситуаций на РОО могут повлечь массовые (ингаляционные) потери незащищенного личного состава войск при разрушении АЭС, что будет вызвано воздействием газообразного облака радионуклидов на расстоянии до 20 км от аварийного реактора, а переоблучение населения в районах

При разрушении (аварии) ХОО в благоприятных метеоусловиях распространения АХОВ ингаляционное поражение населения будет иметь место в радиусе 15-25 км, длительность заражения приземного слоя атмосферы от одного объекта может составить от 3-4 до 35-40 часов, а в целом за аварию — до 10 суток для больших запасов АХОВ с малыми скоростями испарения.

При разрушении (аварии) БОО зона распространения дисперсных биологических аэрозолей может составить до 1 -2 км. В пределах ее, при определенных условиях, будет сохраняться опасность поражения личного состава длительное время и потребуется проведение карантинных и обсервационных мероприятий.

Оценка опасностей возникновения чрезвычайных ситуаций на РХБ опасных объектах показывает, что среди техногенных источников наибольшую долю по тяжести поражения, масштабам и долговременным действиям поражающих факторов по-прежнему составляют радиационные катастрофы на РОО.

Анализ возможных масштабов и

последствий чрезвычайных ситуаций на РХБ опасных объектах на территории России в мирное время подтверждает, что по своим пространственным границам, возможному ущербу и продолжительности воздействия они могут оказать существенное влияние на личный состав, население и территорию государства. Это обстоятельство с неизбежностью требует от органов управления, привлекаемых соединений и воинских частей всестороннего учета и анализа возможного объема задач по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций на РХБ опасных объектах с целью обеспечения максимально оперативного и эффективного реагирования. При этом содержание и возможный объем задач по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций на различных РХБ опасных объектах в каждом конкретном случае будет иметь определенные особенности.

К повышению риска возникновения аварий на РХБ опасных объектах ведут, как правило, следующие факторы: старение основных фондов, снижение выделяемых средств на ремонт и обслуживание, нежелание собственников

предприятий содержать технический персонал, несущий ответственность за безопасную эксплуатацию производства, тратить надлежащие средства на его подготовку. Подавляющее большинство таких объектов было построено и введено в эксплуатацию 50-60 лет назад. При нормативном сроке эксплуатации до 15 лет химико-технологическое оборудование к настоящему времени многократно выработало свои ресурсы, морально устарело и физически изношено. Уровень критического износа основных фондов составляет на: ХОО — 70 %, взрывоопасных объектах — 60 %, РОО — 40 %.

Кроме того, на территории России зарегистрировано более 100 тыс. сибиреязвенных скотомогильников (споры сибирской язвы способны более 80 лет сохраняться в почве), которые создают весьма реальную угрозу возникновения эпизоотий и эпидемий. Сохраняются стойкие природные очаги чумы на территории Южного и Сибирского федеральных округов, где ежегодно регистрируются случаи массовых заболеваний чумой среди грызунов.

Если иметь в виду соответствующие проблемы и перспективы, связанные с авариями и катастрофами на РХБ опасных объектах и объектах иного опасного свойства в современной России в целом, то важно, на наш взгляд, отметить следующее: известным изданием РБК составлен рейтинг на основе соответствующих исследований под названием «ТОП — 7 КАТАСТРОФ (АВАРИЙ), ГРОЗЯЩИХ РОССИИ В БЛИЖАЙШЕМ БУДУЩЕМ» (согласно ему, кроме лесных пожаров и цунами, россиянам следует опасаться новых крупных катастроф на транспорте, аварий на нефте- и газопроводах, гидротехнических и РХБ опасных объектах, прежде всего ядерных):

1. Аварии на транспорте.

2. Аварии на гидротехнических

дислокации возможно на удалении до 100 км от него.

R ингаляционного поражения личного

Рис. 5. Возможные масштабы и последствия разрушений (аварий) РХБ опасных объектов

сооружениях (прежде всего следует бояться прорывов плотин на Волге и на сибирских реках, что может привести к миллионам жертв).

3. Пролив нефтепродуктов (Россия остается одной из основных нефтегазодобывающих стран мира. Однако старение трубопроводов, экстремальные климатические условия, работа в новых для российских компаний условиях могут стать причинами крупных катастроф. По мнению экспертов, опасность могут представлять нефте-, газо-, химические производства на устаревшем оборудовании).

4. Аварии в сфере ЖКХ (о старении всех коммуникаций, построенных еще в советские времена, россиянам «напоминают» каждую зиму. Районы и целые города остаются без воды и тепла. Дома, десятилетиями не видевшие капитального ремонта, стареют и обваливаются).

5. Аварии на ядерных объектах (после аварии на японской АЭС «Фукусима» атомная энергетика заняла второе место среди фобий россиян. «Это связано прежде всего с тем, что ядерные объекты стареют, а также есть вопросы к качеству обучения большой части персонала», -считает руководитель программ Greenpeace Иван Блоков. Поддерживает его и эксперт по глобальным катастрофам Алексей Турчин. Однако он считает, что последствия таких аварий будут не столь губительными, как при прорывах плотин или выделении метана из Арктики, что ведет к потеплению климата).

6. Блэкаут (плачевное состояние российской энергетики может привести к очередным масштабным отключениям электроэнергии. Подобные блэкауты парализуют жизнь целых городов и приводят к серьезным экономическим убыткам, а иногда — к гибели людей. МЧС России отмечает, что ЧС возможны в случае возникновения аварии на крупных ТЭЦ. В Министерстве спрогнозировали возможность таких инцидентов в 30 регионах страны, в т. ч. в Москве. Аналитики также отмечают, что уровень износа электросетей достаточно высокий — около 50-70%, поэтому технологические события из-за плохого состояния оборудования вполне вероятны).

7. Обрушение шахт (аварии на шахтах происходят регулярно, причем почти каждая сопровождается человеческими жертвами. Причинами аварий на шахтах обычно становятся выбросы метана, обрушение кровли, нарушение технологии угледобычи, неисправность электрооборудования, человеческий фактор. Впрочем, эксперты полагают, что после печально известной аварии на шахте «Распадская» безопасность угледобычи значительно возросла, и катастроф, надеются они, станет меньше).

С каждым годом техническое наследие Советского Союза устаревает, не ремонтируется и угрожает России значительными катастрофами. «Катастрофы были, есть и будут, но их будет больше», — спрогнозировал директор Института

исследования природных и техногенных катастроф Удмурдского госуниверситета Владимир Колодкин. Эксперты сходятся во мнении, что самые крупные техногенные катастрофы последних лет, такие как аварии на Саяно-Шушенской ГЭС и шахте «Распадская», гибель теплохода «Булгария» и падения самолетов, и ветеранов заставляют готовиться к худшему.

Заключение. Проблемы предупреждения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера на территории России, да и во всем мире, в настоящее время требуют пристального изучения, как в научном, так и в практическом плане. Комплексный анализ возможных основных угроз и опасностей показывает, что на территории РФ сохраняется высокая степень риска возникновения крупномасштабных чрезвычайных ситуаций различного характера.

Ведущая роль в организации действий соединений и частей войск РХБ защиты при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций на РХБ опасных объектах принадлежит соответствующим органам управления, в первую очередь — управлениям войск РХБ защиты военных округов. Именно эти органы призваны и должны обеспечить эффективное использование

возможностей соединений и воинских частей войск РХБ защиты для успешного выполнения ими специальных задач в установленные сроки в любых, самых сложных условиях обстановки. Сложность выполнения задач ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций диктует необходимость участия и взаимодействия различных министерств и ведомств России. На организацию взаимодействия не должны влиять никакие межведомственные, финансовые и другие разногласия. От четкой организации взаимодействия, заблаговременно согласованных и отработанных вопросов, слаженных совместных действий зависит успешная организация ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, спасение жизней людей и обеспечение выполнения войсками соответствующего военного округа возложенных на них задач. Наиболее серьезных усилий и постоянного внимания требует подготовка органов военного управления, войск (сил) к ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. Важнейшим итогом решения соответствующих задач должно стать максимальное приближение подготовки органов управления и войск (сил), ориентированных на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций, к условиям реальной действительности, требованиям законодательных и директивных документов.

Основными направлениями

совершенствования взаимодействия между федеральными органами исполнительной власти являются: повышение качества планирования и уточнение периодичности проведения мероприятий подготовки органов управления и войск (сил) к ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций;

дальнейшее совершенствование существующих и внедрение новых форм и методов обучения личного состава; повышение практической направленности и результативности подготовки органов управления и войск (сил); изучение и широкое внедрение в организацию подготовки автоматизированных систем управления, электронной вычислительной техники, специальных расчетных методик и задач. У современной России уже имеется положительный опыт объединения усилий различных министерств и ведомств федерального уровня в решении задач и проблем обеспечения надлежащего

функционирования национальной системы химической и биологической безопасности в масштабе всей страны [7]. Этот опыт, несомненно, нуждается не только в творческом применении, но и в развитии и в разностороннем осмыслении и обогащении.

Кроме того, следует учитывать, что своевременное и эффективное решение комплекса проблем, связанных с авариями на РХБ опасных объектах, затрагивает жизненно важные интересы не только граждан какой-либо конкретной страны или какого-либо региона планеты, а всего человечества в целом, причем как в настоящем, так и в будущем.

Изучение данного комплекса проблем, как показывает исторический опыт, имеет характерную тенденцию к постоянному обнаружению огромного множества новых и весьма острых вопросов, ответов на которые пока нет. К их числу следует отнести не только вопросы, касающиеся материально-технических и военно-силовых аспектов соответствующей безопасности, но и вопросы такого свойства, как: надлежащая организация постоянного и действительно эффективного государственного, а при необходимости и международного, регулирования, контроля и надзора, создание действенных правовых механизмов

прогнозирования, предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, применение не только эффективных, но и экологически надежных способов обеспечения безопасности, рациональное размещение производительных сил и поселений на территории страны, борьба с терроризмом, всестороннее осмысление и разработка многочисленных концептуальных,

методологических, прикладных, историко-теоретических и иных составляющих рассматриваемой тематики.

Библиография

1. Блинов С.Ю., Зверев А.П. Безопасность жизнедеятельности в чрезвычайных ситуациях техногенного характера: учеб. пособие / С.Ю. Блинов, А.П. Зверев. — СПб., 2014.

2. Крышев И.И. Радиоэкологические последствия Чернобыльской аварии / И.И. Крышев, Р.М. Алексахин, И.Н. Рябов [и др.]. — М.: Наука, 1991.

3. Методические рекомендации по организации и функционированию Единой системы выявления и оценки масштабов и последствий применения оружия массового поражения и аварий (разрушений) на РХБ опасных объекта [Текст]: учебно-методическое пособие / В.А.Иноземцев, И.А.Варешко, В.В.Рылин [и др.]. — М. ВУНЦ СВ «ОВА ВС РФ», 2015. — 103 с.

4. О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера (с изменениями и дополнениями от 11.02.2008 № 309-Ф3). Федеральный закон Российской Федерации от 21.12.1994 г. № 68-ФЗ. [Электронный ресурс]: URL: http://www. consultant. ru/document/cons_doc_LA W_5295/.

5. О Единой государственной системе предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций: Постановление Правительства России от 30.12.2003 № 794. [Электронный ресурс]: URL: http://base.garant.ru/186620/. [Электронный ресурс]: URL: http://base.garant.ru/186620/.

6. Осипенко Л., Жильцов Л., Мормуль Н. Атомная подводная эпопея. Подвиги, неудачи, катастрофы / Л. Осипенко, Л. Жильцов, Н. Мормуль. — М.: Боргес, 1994.

7. О федеральной целевой программе «Национальная система химической и биологической безопасности Российской Федерации (2009-2014 годы)»:

References

1. Blinov S.YU., Zverev A.P. Bezopasnost’ zhiznedeyatel’nosti v chrezvychajnyh situaciyah tekhnogennogo haraktera: ucheb. posobie / S.YU. Blinov, A.P. Zverev. — SPb., 2014.

2. Kryshev I.I. Radioehkologicheskie posledstviya CHernobyl’skoj avarii /I.I. Kryshev, R.M. Aleksahin, I.N. Ryabov [i dr.]. — M.: Nauka, 1991.

3. Metodicheskie rekomendacii po organizacii i funkcionirovaniyu Edinoj sistemy vyyavleniya i ocenki masshtabov i posledstvij primeneniya oruzhiya massovogo porazheniya i avarij (razrushenij) na RHB opasnyh ob «ekta [Tekst]: uchebno-metodicheskoe posobie / V.A.Inozemcev, I.A.Vareshko, V.V.Rylin [i dr.]. — M. VUNC SV «OVA VS RF», 2015. — 103 s.

4. O zashchite naseleniya i territorij ot chrezvychajnyh situacij prirodnogo i tekhnogennogo haraktera (s izmeneniyami i dopolneniyami ot 11.02.2008 № 309-FZ). Federal’nyj zakon Rossijskoj Federacii ot 21.12.1994 g. № 68-FZ. [EHlektronnyj resurs]: URL: http://www. consultant. ru/document/cons_doc_LA W_529 5/.

5. O Edinoj gosudarstvennoj sisteme preduprezhdeniya i likvidacii chrezvychajnyh situacij: Postanovlenie Pravitel’stva Rossii ot 30.12.2003 № 794. [EHlektronnyj resurs]: URL: http://base.garant.ru/186620/. [EHlektronnyj resurs]: URL: http://base.garant.ru/186620/.

6. Osipenko L., ZHil’cov L., Mormul’ N. Atomnaya podvodnaya ehpopeya. Podvigi, neudachi, katastrofy / L. Osipenko, L. ZHil’cov, N. Mormul’. — M.: Borges, 1994.

7. O federal’noj celevoj programme «Nacional’naya sistema himicheskoj i biologicheskoj bezopasnosti

постановление Правительства РФ от 27.10.2008 (ред. От 17.10.2014).

8. Словарь оперативно-стратегических терминов. -М.: ВАГШ ВС РФ, 2012.

9. Храмцов В.М. Почему ядерная катастрофа в Приморье не предупредила Чернобыль? /В.М. Храмцов // «Тайфун» Военно-технический альманах. — 1999. — № 16.

10. Чернобыльская катастрофа (1986 г.) // Катастрофы конца ХХвека /под общ. ред. д.т.н. В.А. Владимирова. Министерство РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий. — М.: УРСС, 1998.

Rossijskoj Federacii (2009-2014 gody)»: postanovlenie Pravitel’stva RF ot 27.10.2008 (red. Ot 17.10.2014).

8. Slovar’ operativno-strategicheskih terminov. — M.: VAGSH VSRF, 2012.

9. Hramcov V.M. Pochemu yadernaya katastrofa v Primor’e ne predupredila CHernobyl’? / V.M. Hramcov // «Tajfun» Voenno-tekhnicheskij al’manah. — 1999. — № 16.

10. CHernobyl’skaya katastrofa (1986 g.) // Katastrofy konca HKH veka / pod obshch. red. d.t.n. VA. Vladimirova. Ministerstvo RF po delam grazhdanskoj oborony, chrezvychajnym situaciyam i likvidacii posledstvij stihijnyh bedstvij. — M.: URSS, 1998.

ACCIDENTS AT RADIATION, CHEMICALLY AND BIOLOGICALLY HAZARDOUS FACILITIES: PAST, PRESENT AND FUTURE

On the basis of the retrospective analysis of a number of the largest accidents at radiation, chemical and biological facilities the authors give consideration to the aspects regarding the entire complex of problems in study and prevention of emergency situations as well as disaster relief in either the USSR and the Russian Federation or foreign countries. A wide range of various sources of scientific and other information has been used, that led the authors to the topical conclusions on the problems of emergency prevention and disaster relief, involving the forces and means of the NBC defense. According to the authors, the leading role in the organization of the NBC units in emergency situations at radiation, chemical and biological facilities belongs to the command and control bodies, first of all, to the military NBC services of the military districts, which must provide the effective use of assets and capabilities of NBC units for a successful accomplishment of special tasks in difficult conditions and within the given time limits.

Key words: analysis; accident; chemically hazardous substances; emergency situation; radiation, chemically and biologically hazardous facilities; nuclear power plants; radioactive contamination; scope and consequences.

Иноземцев Валерий Александрович,

начальник кафедры общей тактики и оперативного искусства, кандидат химических наук,

Военная академия РХБ защиты им. Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко, Россия, г. Кострома. Iop59@mail.ru, 89164837940 Inozemtsev V.A.,

Chief of the Department of General Tactics and Operational Art of War, PhD in Chemistry,

Nuclear, Biological and Chemical Defense Military Academy named after Marshal of the Soviet Union S. K. Timoshenko, Russia, Kostroma.

Ковба Виктор Иванович,

доцент кафедры общей тактики и оперативного искусства, кандидат военных наук, доцент,

Военная академия РХБ защиты им. Маршала Советского Союза С.К.Тимошенко, Россия, г. Кострома. viktorkovba@yandex. ru. 89065222143 Kovba V.I.,

Assistant Professor of the Department of General Tactics and Operational Art of War, PhD in Military Science, Associate Professor,

Nuclear, Biological and Chemical Defense Military Academy named after Marshal of the Soviet Union S. K. Timoshenko,

Russia, Kostroma.

Чугунов Евгений Анатольевич,

научный сотрудник,

кандидат исторических наук, доцент, член Петровской академии наук и искусств,

член-корреспондент Академии военно-исторических наук; действительный член

Российской общественной ноосферной академии наук им. В.И.Вернадского

Военная академия РХБ защиты им. Маршала Советского Союза С.К.Тимошенко;

Россия, г. Кострома.

Е.А.Chugunov@yandex.ru; 89109273793

Chugunov E.A.,

Researcher,

PhD in historical science, associate professor,

member of the Petrovsky Academy of Sciences and Arts, corresponding member of the Academy of Military-Historical Sciences; acting member of the Russian Public Noospheric Academy of Sciences after V. I. Vernadsky,

Nuclear, Biological and Chemical Defense Military Academy named after Marshal of the Soviet Union S. K. Timoshenko, Russia, Kostroma.

Шишко Николай Александрович,

Начальник части

ФКУ «Центр управления в кризисных ситуациях» ГУ МЧС России по республике Крым

Shishko N.A.,

The chief

Crisis Management Centre of the Ministry of Emergency Situations of Russia of the Republic of Crimea.

Источник

Рейтинг
Ufactor
Добавить комментарий